Вы вошли как Гость
Группа "Гости"Приветствую Вас Гость!
Четверг, 13.12.2018, 15:43
Главная | Мой профиль | Регистрация | Обратная связь | Выход | Вход | RSS

ОТЕЦ ГЕОРГИЙ

Форма входа

wikipedia

МОЛИТВОСЛОВ

молитвы, молитвослов, акафисты, псалтирь

Календарь

«  Декабрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Из книги о Лахте



Лахтинская церковь Святого апостола Петра
в символической концепции
Санкт-Петербурга

Лелина Елена Ивановна
Прихожанка церкви Святого Апостола Петра в Лахте с 1992 г
.
  
   С историей петровского Петербурга связано немало легенд. Это можно объяснить невиданным доселе событием, происходящим на берегах Невы в первой четверти XVIII в.: строительством новой русской столицы ― города-крепости, города-порта на западных рубежах страны. Не все легенды дошли до наших дней, однако некоторые из них не только сохранились, но и приобрели знаковое символическое значение. Одна из них связана с историей кончины императора Петра I.

   Петр I умер 28 января 1725 г.  Причиной смерти послужило серьезное урологическое заболевание. Очевидно, обострение застарелого недуга царя произошло в результате его длительного пребывания на морозе накануне Рождества: утром 6 января 1725 г. Петр I, облаченный в легкий полковничий мундир преображенца, предпринял марш во главе гвардии по набережной Невы от Адмиралтейства до Марсова поля. Здесь полки спустились на лед и «следовали до стоящей на той реке Иордани». У проруби состоялся водосвятный молебен.  Зима 1724ー1725 гг. в Петербурге была суровой: к середине ноября Нева стала покрываться льдом, и уже 21 числа сам царь проложил через реку санный путь. В начале Нового года ударили традиционные рождественские морозы. Через неделю после Рождества Петр занемог, а 17 января слег окончательно.

   Безвременная кончина Петра I вызвала различные домыслы и кривотолки о ее причинах, особенно в кругу иностранных представительств в России. На отечественной почве со временем укрепилась легенда, рассказанная в знаменитых «Анекдотах» Я. Штелина о том, как 5 ноября 1724 г., возвращаясь в непогоду на яхте в Петербург из Кронштадта, царь обнаружил у деревни Лахта терпящий бедствие бот с местными рыбаками и бросился в воду спасать людей, в результате чего простудился и смертельно заболел.

  Достаточно сомнительную достоверность этого события подверг анализу современный исследователь петровского времени Н. И. Павленко. Сопоставив документы и факты начала ноября 1724 г., он доказал, что вокруг имени Петра I была создана так называемая «лахтинская» легенда.  Впрочем, как утверждал историк нашего города П. Столпянский, «бороться с легендами ― дело безнадежное». Действительно, рассказ о подвиге у берегов Лахты прочно вошел в литературу о Петре Великом.

   Со временем легенда нашла воплощение в символической знаковой материализации. Стоящая на берегу Финского залива близ Лахты вековая сосна обрела статус свидетеля легендарного исторического события: к ее стволу «неизвестной рукой» был прикреплен памятный киот, за стеклом которого находились потемневшие от времени иконы с «незатейливой лампадой».

   29 июня 1893 г., в день Святых Апостолов Петра и Павла, на лахтинском побережье была торжественно освящена возведенная вблизи «петровской» сосны часовня, построенная по проекту петербургского архитектора В. И. Шауба. Ее смысловым символическим эпицентром стала икона Спасителя, протягивающего руку помощи тонущему Апостолу Петру (художник А. И. Шарлемань). Освятил часовню митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Палладий.  Во время освящения особенное звучание приобретали слова из сопроводительного песнопения духовенства: «Спаси, Господи, люди твоя…».

   Одновременно именно в тот же день, 29 июня, на территории поселка Лахта была заложена церковь во имя Святого Апостола Петра. В качестве авторов проекта выступили известные петербургские архитекторы В. В. Шауб и В. И. Шауб.  Освящение церкви состоялось 31 июля 1894 г. при большом стечении народа. Значимость происходящего события подчеркивалась присутствием митрополита Палладия, Иоанна Кронштадского (1829ー1908) и обер-прокурора Святейшего Синода К. П. Победоносцева (1827ー1907). «Этот храм, — говорилось в торжественном слове, ― тем дороже и тем любезнее должен быть вашему сердцу, что он создан в память беспримерного христианского подвига незабвенного для России монарха Петра I».

   Таким образом, легенда о самоотверженном подвиге Петра I утвердилась окончательно. Мало того, она нашла пластическое воплощение в символике центральной части Санкт-Петербурга. В 1909 г., когда отмечался двухсотлетний юбилей Полтавской баталии, на Адмиралтейской набережной был установлен памятник Петру I в виде скульптурного диптиха: «Петр I обучается корабельному делу в городе Саардаме» и «Петр I спасает погибающих близ деревни Лахта» (скульптор Л. Бернштам, архитектор А. фон Гоген).  Осененный и образно объединенный адмиралтейским корабликом, этот диптих по смысловому содержанию восходит к философско-религиозному пониманию спасительного библейского ковчега: сооружение корабля во имя спасения от потопа. Такая концепция как нельзя более способствует Петербургу, ибо переживая постоянные наводнения, первые петербуржцы называли их не иначе как «потоп». «…Люди по кровлям и по деревьям, будто во время потопа сидели», — делился впечатлениями сам Петр I о наступлении на молодой город водной стихии осенью 1706 г.  

   Нет сомнения в том, что Петербург в его аллегорическо-символической трактовке стал своеобразным воплощением созидательно-спасительной миссии Петра Великого. Тогда объясняется не только жизнестойкость лахтинской легенды, но и ее дальнейшее развитие в символике адмиралтейского ансамбля.

   В 1919 г. памятники Петру I около Адмиралтейства были снесены, а в середине 1930-х гг. ― разрушена часовня и закрыта церковь Святого Апостола Петра в Лахте. Помещение церкви долгие годы использовалось под кинотеатр «Звезда». С этой целью у ее западного фасада построили кирпичную кинобудку. Экран находился в алтаре.

   Возрождение храма началось в 1990 г. Настоятель священник Георгий Артемьев добился передачи церковного здания и близлежащего участка земли в собственность Санкт-Петербургской епархии. Отец Георгий окормлял церковь Святого Апостола Петра в Лахте вплоть до своей кончины в 2009 г., которая стала глубочайшей трагедией для духовной семьи прихожан.

  Священник Георгий Артемьев родился в 1962 г. В 1982 г. он закончил Ленинградскую духовную семинарию, а в 1996 г. ― Санкт-Петербургскую духовную Академию. Он состоял псаломщиком, диаконом, а затем и священником в церкви Святой Троицы «Кулич и Пасха» в Петербурге на проспекте Обуховской Обороны. С ноября 1990 г. отец Георгий по назначению митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычева) (1927ー1994) стал настоятелем церкви Святого Апостола Петра в Лахте. Именно под его руководством летом 1994 г. был отмечен столетний юбилей церкви, освященной в эти памятные дни полным архиерейским чином.

   Через два года, в 1996 г. на Адмиралтейскую набережную был возвращен памятник царю Петру-созидателю, получивший в современной трактовке название «Царь-плотник». По счастливому стечению обстоятельств в 1910 г. копия памятника Петру I, обучающемуся корабельному делу, была подарена Россией голландскому городу Саардаму, где в 1697 г. под именем урядника Петра Михайлова молодой царь осваивал плотницкую профессию кораблестроителя. Память об этом событии уже более трех веков сохраняется в Голландии, и монумент Петра до сих пор является одной из главных достопримечательностей Саардама. По случаю 300-летия Российского флота и 300-летия знаменитого московского Великого посольства правительство Нидерландов преподнесло Петербургу подарок в виде бронзовой копии с копийного же русского памятника в Саардаме. Торжественное открытие вернувшегося в Северную столицу «Царя-плотника» произошло 7 сентября 1996 г.

   Таким образом, символическое звено «Лахта ― Петербург, Петербург ― Лахта» постепенно восстанавливается. Процесс возрождения приобретает новое актуальное и духовное звучание: от сегодняшнего созидания ― к завтрашнему спасительному возрождению.
Санкт-Петербургу предстоит утвердить эту идею уже в аспекте современного символического мировоззрения, которое, несомненно, будет обращено к историческим истокам, и к Лахте в том числе.